История семьи Жюля Бьянки

История семьи Жюля Бьянки

После гонки в Сузуке не было привычного празднования победы. Мысли всех гонщиков и причастных к Формуле 1 были связаны с Жюлем Бьянки, который был в отделении интенсивной терапии Префектурного медицинского центра Mиэ возле Сузуки.

Руководители команды Marussia Джон Бут и Грэм Лоудон, команды Ferrari и представители FIA также были там. В действительности они уже ничего не могут сделать. С этого времени состояние здоровья Бьянки - частное дело, и это дело его семьи. Они будут сообщать подробности, если они захотят это сделать.

Родители Жюля, Филипп и Кристин, сразу вылетели в Японию, также как и менеджер Бьянки - Николас Тодт. Медицинские детали, которые мы знаем, общие. Он перенес уже две операции, и находиться  под аппаратом искусственного дыхания. Но это абсолютно не должно нас касаться. Медицинские работники увидят многое после повторных сканирований, но они, скорее всего, пока не получили обратного эффекта на проведенные операции. Так же, как и в случае Михаэля Шумахера, необходимо время и нужно просто ждать.

Если говорить о самом инциденте, то все больше информации проясняется о том, что фактически произошло, и это помогает объяснить то, что мы увидели. Болид врезался в противовес трактора  и разбил всю левую сторону, сорвав все элементы. Многое зависело от угла удара и отрезка времени, которые гонщику пришлось перенести на пике перегрузки, что произошло в миллисекундах. К настоящему времени FIA, вероятно, знает эти числа, и это много скажет им об аварии. Этого нельзя ощутить, но фактически за долю секунды был нанесен огромный удар.

Наверняка, во многих изданиях будут писать о том, как Ф1 теперь будет пересматривать свои процедуры, и что Формула 1 находиться в кризисе. Но всё это выдумки, хотя дирекция гонки обязательно исследует все детали произошедшего.

Президент FIA Жан Тодт также очень расстроен произошедшим. Он даже пригласил в Японию своего близкого друга профессора Жерара Сейяна, который консультировал семью Михаэля Шумахера. Это вызвано тем, что Бьянки был “одним из семьи” и протеже Николаса Тодта. Жан также знает, что эта авария значит для семьи Бьянки.

Это не обычная семья. Это - гоночная семья в четырех поколениях. Прадед Жюля был механиком гоночной команды Альфа Ромео в 1930-х в Италии, которой управлял в то время Энцо Феррари. После войны семья Бьянки переехала в Бельгию, куда переехала гоночная команда во главе с Джонни Клаесом. У Бьянки было два сына: Мауро и Лучано (известный как Люсьен), которые выступали по бельгийским лицензиям. Они хорошо поднялись по гоночным классам, и Люсьен в конечном счете добрался до Ф1, а в 1968 он выиграл 24 Часа Ле-Мана, где выступал с партнером Педро Родригесом. В той же самой гонке Мауро имел возгорание и получил очень серьезные ожоги, которые сделали его инвалидом. Год спустя Люсьен погиб в результате аварии на машине Альфа Ромео, во время тестирования машины для Ле-Мана.

Мауро был хорошим инженером и, в конечном счете, поселился во Франции, а своего сына Филиппа отговорил от гонок, чтобы избежать дальнейших трагедий. Тем не менее, Филипп открыл картодром, а его сын Жюль стал гонщиком.

Автогонки могут быть жестоким спортом, несмотря на максимальные усилия, которые приложены, чтобы попытаться защитить гонщиков от всех возможных опасностей.

Формула 1 не находится в кризисе. Это то из чего состоит автоспорт. А вместо этого некоторые серьезные медиа рассказывают о том, когда гонка должна была быть остановлена. Хорошо, что таких голосов мало, ведь большинство думает, что дирекция гонки сделала превосходную работу при очень трудных обстоятельствах. Они были осторожны, не будучи смешными и дали гонщикам шанс выступить.

Будьте частиною чогось більшого

Написати коментар
Показати коментарі
Про цю статтю
Серія Формула 1
Тип статті Важливі новини